«Когда нам положили первого ребенка, все рыдали». Как в Латвии создавали систему Baby Box

baby-box-43756722

 

 

В 2006 году, когда Лаура Звирбуле стала мамой, в Латвии было найдено девять мертвых младенцев, которых бросили матери. «Как можно оставить такого? Я сама была готова забрать всех», — вспоминает Лаура. Через три года благодаря ее усилиям в стране появился первый Baby Box. Окошко жизни, которое за четыре года спасло уже 24 ребенка. О том, как создавался и как работает латвийский Baby Box, Лаура Звирбуле рассказала порталу Delfi.

11 мертвых младенцев и дело всей жизни

laura-zvirbule-baby-box-2

«В том году, по материалам СМИ, 9 младенцев были найдены мертвыми, еще два новорожденных были убиты собственными родителями. 11 случаев для маленькой Латвии — это очень много, причем, мы не знаем сколько было невыявленных случаев. Можем только предположить, что на 1 выявленный случай приходится 3 невыявленных. По статистике Германии получается, что на один выявленный случай приходится 6 невыявленных. В полиции учет не ведется, просто заводят уголовное дело. А узнаем мы о таких случаях в основном из СМИ», — рассказывает Лаура. В июле 2006 года у нее родилась дочь, чуть позже — в ноябре — мамой стала коллега Лауры по PR-фирме Divi gani Эдите Канепая-Ванага. «Ни психологически ни эмоционально мы не могли этого понять. Как это? Как можно оставить такого? Я сама была готова забрать всех. В тот момент мне было все равно как это будет, я знала четко, я хочу это делать», — говорит Лаура.

Вскоре идея уже обрела четкие очертания. «Идею мы взяли из Чехии. Просто нашли информацию о том, что есть такое вот окошко, где можно оставить ребенка. Но то, как его оборудовать, как этот проект сделать нужным — придумали сами», — вспоминает Лаура. Divi gani на тот момент работали с фармацевтическими и медицинскими компаниями, и в 2006 году один из клиентов — фармкомпания Gedeon Richter — выделила средства под социальный проект. «Мы предложили им идею, и они одобрили. Правда, тогда мы и не подозревали, что этот проект отнимет у нас три года», — говорит Лаура.

 

На два шага впереди Европы

baby-box-3

Почти сразу стало понятно, что в стране просто нет круглосуточной сети помощи новорожденным и матерям. «Смотрите, — рассказывает Лаура. — Глубокая ночь, зима, на улице -25, меня выбросили из дома, и я с младенцем на руках… Куда мне идти? Я обзваниваю учреждения. Первый звонок — в Рижскую Думу. «Как куда идти? — отвечают в Думе. — Звоните в полицию!» Хорошо, звоню в полицию. Там мне говорят: «Извините, мы не можем вас принять, потому что у нас нет оборудования для женщин с новорожденным. У нас содержатся все вместе — пьяные, проститутки, наркоманы, и т.п. Звоните в приют». Звоню в приют. Мне говорят: «Да, вы можете к нам прийти, но нам нужен ваш анализ крови и флюорограмма легких». Три часа ночи! Где я возьму им анализы или флюорограмму? А если у меня нет этих справок — то все. Они меня не примут!».

Сегодня, в 2013-м году, если человек позвонит по телефонам Baby Box, специалисты не только поговорят с ним, но приедут, заберут женщину с младенцем. «Они помогут придумать так, чтобы ребенок не был в тягость, помогут выжить и встать на ноги. У нас не просто окошко, где оставить младенца. Это проект помощи для женщин с ребенком. Мы не хотели, чтобы женщина бросала ребенка только потому, что ей просто нечего на него надеть», — говорит Лаура.

«Латвия в этом проекте на два шага впереди даже по сравнению с Европой. В других странах это просто дверцы и надпись Baby Box, а у нас это и дверцы, и коробка для новорожденного, и, главное, огромное количество информации о том, что нельзя просто так бросать своего ребенка. Есть бесплатный круглосуточный телефон помощи. В Европе такого нет. Только сами дверцы, оставил ребенка — и привет», — рассказывает Лаура.

«Первые дверцы мы заказывали в Германии. Они стоили огромных денег — почти почти 20 тысяч евро, — вспоминает Лаура. — Сразу после открытия первого Baby Box СМИ задали нам вопрос, хватит ли одного «окошка» в Риге. Конечно, было ясно, что не хватит. Мы знали, что будем продолжать, хотя никому, кроме нас, тогда это не было интересно. Вот этого момента мы и поняли, что это — наш проект на всю жизнь».

Как подкидыш получает шанс на новую жизнь

baby-box-4

Начали с законодательства. Как сделать так, чтобы ребенка можно было оставить фактически на улице, и при этом не получить «срок»? Юристы определили статус ребенка как «подкидыш». В таком случае у усыновителей развязывались руки: у ребенка нет родителей, он сразу готов к процедуре усыновления.

Сегодня все дети, оставленные в Baby Box, нашли новых родителей. Ребенок попадает к ним сразу из больницы, минуя детский дом. В течение первых шести месяцев биологические родители имеют шанс его вернуть, но затем обратной дороги уже нет: у ребенка окончательно появляется новое имя, семья, жизнь.

«Когда нам положили первого ребенка — все рыдали, — вспоминает Лаура. — Это был ужас. Хотя цель была очень скромной: если удастся спасти жизнь хоть одного ребенка, миссия уже выполнена. В сентябре мы открыли первое «окошко», в ноябре в него положили первого ребенка. Все ездили к нему в больницу с подарками. Да и до сих пор к таким детям едут в больницу с подарками. Этих детей в больнице очень любят. Их разрешено брать на руки, проявлять любовь. С детьми из детских домов запрещено устанавливать личные связи, чтобы не обманывать ожидания ребенка. А с этими — можно, они будут жить в семье. Люди, которые стоят в очереди на ребенка — уже их любят ждут, и сидят с ними день и ночь».

Первым врачом, принявшим ребенка из Baby Box, стала парламентский секретарь министерства здравоохранения. Самому маленькому ребенку, оставленному в Baby Box, было 3 часа, самому старшему — 14 дней.

 

Как отказываются от детей: четыре истории

 

baby-box-5

«Сначала я считала, что только психически нездоровые люди могут отказаться от собственного ребенка. Конечно, есть и такие. Но есть и случаи, когда человек отказывается от ребенка ради того, чтобы ему дать больше», — говорит Лаура. И тут же рассказывает несколько историй.

У одной женщины был рак груди, и врачи сказали, что жить ей осталось недолго. Женщина подсчитала, что если она оставит и новорожденного, и старшего 11-летнего сына у бабушки, то Сиротский суд заберет одного из них: пожилой человек не сможет справиться сразу с двумя детьми. Она оставила старшего сына у бабушки, а новорожденную дочку отдала в Baby Box. То, что случилось дальше, похоже на сказку: сотрудники Сиротского суда нашли семью, которая удочерила новорожденнуж, познакомили ее с бабушкой и братом, и теперь две семьи живут вместе.

Другая история: глубоко верующая девушка была изнасилована. В своей записке, оставленной в Baby box вместе с ребенком, она писала, что не может смотреть на своего сына, потому что сразу вспоминает весь ужас, который с ней произошел. Священник сказал ей, что лучшее, что она может сделать для своего ребенка — отказаться от него, чтобы он достался хорошим людям, которые его будут любить и хорошо воспитают. В итоге она отказалась от ребенка.

Две юные наркоманки, проходившие лечение от зависимости, думали, что они вернутся к нормальной жизни, и дети им нужны. Но когда они вышли из лечебницы, стало ясно, что ничего не выйдет. Дети были оставлены в Baby Box.

«Был и такой случай, — вспоминает Лаура. — Когда еще в России не было Baby Box, к нам на сайт написала женщина. Она была на последнем сроке беременности. Муж был моряком и погиб, ребенок ей не нужен и она его не прокормит. Она собирается приехать в Латвию на поезде, родить здесь ребенка и оставить его в Baby Box. Беременная женщина ведь по документам фигурирует как один человек. И после того, как она оставит ребенка, она может спокойно уехать на поезде. А то, что у нее был ребенок — этого никто не учитывает… Благодаря таким дырам в законах и пропадают дети…»

Кстати, в позапрошлом году открылся первый российский Baby Box, в Перми — по латвийской кальке. Сегодня в России уже 5 Baby Box, которые называются «Колыбель надежды». «Там сложная ситуация: половина общества — против, а половина — за. Проблема в законодательстве. Там нет статуса — «подкидыш», и дети попадают в сиротские дома. Работа над тем, чтобы дать людям усыновлять младенцев сразу, уже идет», — рассказывает Лаура

 

5 кв. метров надежды: как работает латвийский Baby Box?

 

baby-box-6

Сам по себе Baby Box — это комната площадью около пяти квадратных метров, расположенная на первом этаже больницы с таким расчетом, чтобы мать, оставляющую ребенка, никто не видел. После того, как ребенка положили на кроватку через двери, дежурная медсестра через 15 секунд получает сигнал. Дверцы блокируются, и открыть их снаружи уже невозможно.

«Когда дети вырастут, они, возможно захотят узнать кем были их родители, и с этими вопросами они придут к нам. Потому мы и придумали коробку напутствия. Туда кладется все, что остается от биологических родителей — записка с именем и весом, одежда… У одного мальчика были кривые ножки, и в коробку был положен гипс, и записка, что его нужно снять через две недели, — говорит Лаура. Еще одно письмо — историю ребенка с того момента, как захлопнулись дверцы «окошка», во всех подробностях пишет персонал больницы.

Однако «окошко жизни» — это еще не все. В Риге есть негосударственный кризисный центр для беременных женщин, который сотрудничает с проектом. Мать с ребенком может какое-то время жить в большой квартире, причем иногда даже формируются «социальные семьи»: две мамы с малышами; пока одна мама работает, вторая — сидит с детьми. В каждом городе, в котором открывают проект говорят с самоуправлением, больницей, полицией, сиротским судом, и социальными службами. В Мадоне Baby Box работает с кризисным центром. В Вентспилсе — с организацией психологов.

Есть и телефонная «горячая линия». В Риге психологи получают 10-30 звонков в день. В Лиепае с проектом сотрудничает доктор Трейманис — гинеколог и психиатр, который дал свой личный телефон. «У него уже было четыре случая, когда приходилось посреди ночи ехать и забирать женщин, придумывать, как сделать так, чтобы сохранить жизнь им и ребенку, — говорит Лаура. — Хорошо еще, что в Лиепае это случается не так часто. И, конечно, никто гонорар за это не получает».

Тата Невская, DELFI

Источник: DELFI

Схожие статьи по теме:

В Калининграде появилось первое «окно жизни»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Метки . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.